Феномен Арины Скоромной

Денис Жидков: Ваша семья — редкий случай, когда муж и женамедийные люди.

Арина Скоромная: Да, довольно редкий.

Легко справляетесь?

Думаю, это зависит от характера людей в паре. Для меня, видимо, недостаточно быть просто женой или просто матерью. Так получилось, что я настолько прониклась сферой деятельности своего мужа… До него я этим не занималась. В результате я не только прониклась, но и стала товарищем в этом вопросе, сама стала разбираться в чем-то, активно участвовать в развитии этой сферы.

До встречи с Андреем ты не занималась спортом?

Я занималась экстремальными видами, но нерегулярно. Вейкборд, сноуборд, на велосипедах трамплины всякие — это все-таки ближе к детству. В институте я занималась спортивной гимнастикой, была очень не собрана, ленива, не целеустремленна, от одного спорта постоянно переходила к другому. Несмотря на то, что все получалось, я никогда не доходила ни до какого результата. Насчет питания вообще молчу. У меня оно всегда было беспорядочным, и никогда я об этом не задумывалась. Всегда хотелось похудеть, но не хватало стимула. И только с появлением мужа в моей жизни я стала другим человеком.



У многих так бывает в жини, что человек то одним позанимается, то другим.потом забросит. Это оттого,что он пока свое не нашел,о думам. Давай предположим,что Андрей не бодибилдер, а велосипедист.

Думаю, что я тогда бы велосипедистом стала. Многое зависит от внутреннего стержня человека и того, что ему ближе. То есть, например, если бы Андрей чинил машины, я бы с ним стала чинить машины вместе. В нашем случае профессией оказался спорт, фитнес, я этим интересовалась и ранее, но на уровне теории. Это была какая-то далекая недостижимая мечта. Смотрела видеоролики и думала, что все это нереально. Андрей мне показал, что это все реально, как все это делается. В то же время есть много примеров, когда женщина за своим мужчиной не следует, не идет с ним вместе по жизни. Я думаю, что это от мужчины очень сильно зависит, потому что Андрей меня мотивировал. Если это был бы не он, может быть, я не увлеклась бы фитнесом и не была тем, кем я являюсь.

Мне кажется, сейчас ты известнее, чем Андрей?

Известнее? Я не знаю.

Серьезно.

Да? Нет, не понимаю. Для меня это новость.

Среди девушек — однозначно.

Я на самом деле заметила какую-то популярность на выставке SNPro. Не особо об этом задумывалась, понимала, конечно, что у меня есть какая-то известность, кто-то меня смотрит, читает и так далее. Но на SNPro меня это удивило, что столько людей подходило за автографом. Приятно, конечно. Не думаю, что я известнее, чем Андрей. Все-таки он столько лет этим занимается.

Ты вот в поездке была’, тоже ведь людей много собралось?

В Новосибирске — да. И в Омск мы ездили, в Казахстан… Да, вижу, конечно, когда семинары, люди собираются. У меня сейчас довольно много предложений по семинарам, просто я пока немножко притормозила, потому что у меня маленькая дочь, я не хочу слишком много времени отдавать деятельности, хочу с дочерью тоже быть.

Есть люди, которые приходят на ваши семинары, занимаются, интересуются спортом, а есть ведь и другая часть общества, которая, скажем откровенно, больна.

Они не видят смысла в здоровом образе жизни, они злоупотребляют вредными привычками. Как ты думаешь, можно ли зацепить этим вихрем популярности фитнеса тех, кто вообще о здоровом образе жизни не задумывается? Я ехал к тебе на встречу, суббота, утро, народ сидит на скамейках и пьет.

Считаю, что этот вихрь уже цепляет. И довольно большое количество людей уже зацепило, я это вижу, с каждым годом растет число любителей фитнеса. Это видно и по Интернету, сколько подписчиков в группах, посетителей сайтов, растет количество просмотров видеороликов, каналов, связанных со здоровым образом жизни, со спортом. Я думаю, что это все сдвигается с мертвой точки. Но у нас это не поддерживается государством. Возможно, если бы как- то поддерживалось, было бы более глобально, скажем так, то этот процесс шел бы быстрее.

А чего не хватает конкретно фитнесу?

Спортсмены и те, кто в этой фитнес­индустрии находятся, живут своей жизнью. Нужно расширить эту сферу, а расширяться она может посредством либо вложений каких-то известных, богатых людей, допустим звезд, либо государства. Думаю, что тут стоит все- таки ориентироваться по большей части именно на молодежь, на подростков

школьников и студентов, потому что это те люди, которые больше всего подвержены влиянию. Любому влиянию

СМИ, друзей, общественности. Вот если будет задан тон среди общественности, тон здорового образа жизни и спорта, что это круто, что это модно, то многое изменится. Если им просто скажешь, что здоровый образ жизни — это полезно, то это мало кого заинтересует, молодежь интересует то, что круто. Когда станет круто быть спортивным, тогда все они будут готовы заниматься спортом. А сейчас некоторые герои из телевизора имеют лица хронических алкоголиков.

Согласен, ситуацию переломить тяжело.

Тяжело, конечно. Вообще человек — это такое существо, которое любит лениться и получать удовольствие. От спорта не сразу приходит удовольствие.

Но в конечном итоге оно приходит.

Да, в конечном итоге оно приходит и становится своего рода наркотиком. Просто до этого надо дойти. При занятиях спортом, при вхождении в фитнес­индустрию обязательно развивается дисциплина, сила воли. Но многие люди не способны на это, они не хотят так жить. Они хотят расслабляться, есть пирожки, пить пиво. И в эту сторону, к сожалению, тоже идет агитация.

Вот, например, подросток, он думает, куда бы ему пойти учиться, какую себе дорогу выбрать. Спортсменом? Нет, конечно, я фитнес не знаю. Бодибилдинг? Я же деньги никакие не заработаю на этом, чего я туда пойду. Пойду лучше чиновником, конечно.

Я совмещаю работу журналиста и преподавателя, ты права, сейчас многие дети хотят стать чиновниками.

Да, конечно. У нас скоро все будут чиновниками, не останется людей обычных. И, к сожалению, сейчас мы продолжаем жить с тем, что нет никакой поддержки государства. Спорт неолимпийский, и, в принципе, его тяжело сделать олимпийским, потому что фитнес — очень субъективный спорт. Бывает, что тяжело определить первое или второе место, один судья поставил спортсмена на первое, другая судейская коллегия поставила бы его на второе.

Вы сами все делаете, сами снимаете, постоянно у вас встречи. Сколько это занимает времени?

Да всю жизнь, по сути, все время и занимает. Если мы планируем семинары, или мероприятия, или съемки, мы стараемся это делать в выходные, потому что Андрей посередине недели постояннотренируется, а я с ребенком. И все будние дни я с ребенком, а в выходные у меня есть возможность оставить его бабушке с дедушкой, они с удовольствием приезжают каждую неделю, очень нам помогают, и тогда у меня есть возможность поработать, поехать на семинар. У меня жизнь без выходных получается, сначала ребенок, потом работа.

Присутствует лишь смена деятельности.

Да, получается, что отдых у меня — это смена деятельности. С ребенком я отдыхаю от рабочих моментов, семинаров, поездок. В поездках я отдыхаю от ребенка. Хотя «от ребенка отдыхаю» — это звучит неправильно.

Так и есть на самом деле.

Да, тяжело. Я думаю, все мамы меня прекрасно понимают. Даже когда нахожусь с ребенком, у меня иногда консультации какие-то бывают, я к себе приглашаю, вместе с дочкой могу сидеть
общаться с человеком, потом тренируюсь я тоже с ней. Все вместе делаем. Сейчас у нас монтируется ролик, где мне надо саму себя озвучить, потому что я на английском говорила. Тоже я это все делаю.

У нас в стране есть народная черта, что успешные люди раздражают.

Я это заметила.

Если успешный, значит или украл, или подарили. Но кроме этого, на тех, кто на виду, лежит дополнительная нагрузкаошибиться несложно, а молва сразу разнесет негативную информацию.

Проколоться, ошибиться легко, но мы не делаем ничего специально. Это огромная нагрузка на нервную систему — думать каждый раз, что о тебе думают. Андрей уже давно не реагирует вообще ни на что. Он знает, что я еще реагирую, но я в этом плане очень быстро развиваюсь.

И сейчас уже реагирую редко. Когда я была просто женой Скоромного, сначала девушкой, потом женой, ко мне всегда хорошо относились и из мира бодибилдинга, и вообще какие-то люди, которые меня видели, прямо позитив сплошной, никогда негатива про себя не слышала, не читала. А как только я начала сама обороты набирать в этой деятельности, все сразу же на себе моментально ощутила. Знаю всех, кто нас не любит, всех, кто меня недолюбливает. Я чувствительный человек, интуиция хорошая, я людей чувствую. И Андрею всегда говорю, когда что-то вижу про других людей. Он знает, что у меня хорошая интуиция, я никогда не ошибалась еще. Но мы не пКодродумываем план, чтобы нам где-то не проколоться, мы просто живем, так как мы живем. У нас есть свои поклонники, всем мы не можем нравиться. Кому-то не нравимся, кому-то нравимся. Ничего специально мы не делаем.

Мне казалось раньше, что я, наоборот, ничего не понимаю, не чувствую. Но когда дело не меня касается, а других людей, я чувствую лучше, поэтому Андрею всегда говорю, когда вижу
какую-то ситуацию. К нему же очень много подходит людей, общаются, пытаются дружить. Если мне не нравится, я обязательно скажу. И я еще ни разу не ошибалась, хотя он и думал, что это человек хороший. Андрей — очень добрый человек. Гораздо добрее, чем я. Он тоже, конечно, в людях разбирается, но он более доверчивый что ли, не знаю даже, как это назвать. Очень добрый. Я в этом плане готова взять все на себя, пусть меня ненавидят, но главное, чтобы не подбирались, чтобы все были целы. Поэтому я часто ему говорю, можешь на меня все сваливать, мне все равно, ничего страшного.

По моим личным ощущениям, вы из этого круга меньше всех раздражаете.

Даже удивительно. Может быть, как раз таки потому, что мы не делаем ничего специально. Сейчас много популярных людей, которые ничего плохого не делают, но тем не менее они раздражают. Успех всегда раздражает людей. Насчет меньше всех — не знаю, но знаю людей, которых мы точно раздражаем (улыбается. — Примем, автора).

Но все равно хорошо у вас это получается.

Не раздражать?

Да, и быть при этом на виду.

Не хочется разочаровывать людей, конечно. Я надеюсь, что нам и нечем разочаровывать. Если бы мы втихаря пили и курили и так далее, а показывали, что мы такие прикольные, такие здоровые — это одно, а мы на самом деле так живем, поэтому нам не тяжело в этом плане, нам не надо ничего изображать.

Вы с Андреем учились вести себя перед камерой, может быть, курсы какие-то оканчивали?

Изначально нет, а потом мы начали вместе читать книги, начали развиваться вместе, взяли уроки по актерскому мастерству. Я в свое время была чтецом, читала стихи на сцене перед большой публикой, когда училась в школе Дворянского собрания. Нас там учили разговаривать на публике. Это было, конечно, в юном возрасте, мне было примерно 14 лет.

Мы понимаем, что мы ведущие, мы должны человека раскрыть в кадре. Мы проводники, и к нам приходят интересные гости, но у нас нет цели показать себя в этом. И так все знают, кто мы есть и зачем.

Каков твой стаж в фитнесе?

Около трех лет.

Сколько раз в неделю тренируешься?

Через 10 дней после родов у меня была возможность тренироваться почти каждый день, потому что ребенок спал. Сейчас, к сожалению, гораздо реже получается выбраться в зал, я могу попасть туда раза два в неделю, три. Но когда не попадаю в зал, тренируюсь на улице и дома. Поэтому примерно 3-4 раза в неделю я всегда тренируюсь.

Расскажи, как ты питаешься? Считаешь калории?

Калории никогда не считаю. По моему мнению, это не самый грамотный подход. Гораздо важнее считать баланс белков, жиров, углеводов, даже точнее углеводов, вот чем я занимаюсь. Я не считаю их на весах, потому что давно уже перевалила этот этап, когда мне надо что-то подсчитывать и записывать.

Я уже настолько хорошо знаю свое тело и свой организм, что все делаю на глаз и интуитивно, как тренировки, так и питание.

Когда у меня спрашивают план по питанию, то я жесткий график обычно не даю, так как если ты ел все подряд и вдруг жестко стал себя ограничивать — это очень плохо, надо все делать постепенно. Я могу примерно сказать, что у меня сложных углеводов 100-150 граммов плюс фрукты. Потом белок, его не считаю. У меня бывают дни без белка, редко, но бывает, что я ем только клетчатку, овощи и сложные углеводы. Плохих продуктов у меня нет вообще. Единственное, я делаю читмил. Кто не знает, это такой обманный загрузочный день, точнее не день, а прием пищи, когда мы позволяем себе съесть какую- нибудь вредность. От гадостей я уже отучилась, просто ем более калорийную пищу, шоколад могу горький съесть, бабушкины блинчики, например, вот такие вот вещи. Молочные продукты я не исключаю.

Тебе этого рациона хватает с учетом того, что ты сейчас кормишь?

Сейчас уже не кормлю. Я до 6,5 месяцев кормила грудью. Изначально задала себе определенный план, что кормлю столько- то, потому что изучила этот вопрос и поняла, что буду кормить именно столько. Не вижу смысла кормить дольше, но я спокойно отношусь к тем, кто вообще не кормит, и к тем, кто кормит дольше.

Это выбор, я думаю, каждого человека, просто судя по той информации, которую я изучила, по тем данным, которые у меня есть, по практике моих родителей, материнское молоко дает какие-то антитела на первом этапе жизни, первые полгода оно дает ребенку не заболеть в этот критический момент. Иммунитет — это врожденное явление, нет какой-то золотой волшебной пилюли, которая вам даст чудесный невероятный иммунитет. Это не материнское молоко. Материнское молоко дает первое время не болеть, но не дает иммунитета на всю жизнь. Есть дети с отличным иммунитетом, которых вообще не кормили. Точно также есть дети с очень плохим иммунитетом, которых кормили два года.

Есть дети из детдомов с железным здоровьем.

Да, это генетика, это климат, это экология и образ жизни, но это не какие-то волшебные таблетки и сыворотки, такого не бывает.

Как вы себя видите в дальнейшем?

Мне очень нравится то, чем мы сейчас занимаемся. Я всю жизнь мечтала быть ведущей на телевидении. Но меня вполне устраивает, и я получаю большое удовольствие от того, что я могу быть ведущей не на центральном телевидении, но у нас свой канал. Огромное удовольствие получаю оттого, что провожу семинары.

У нас нет цели заработать деньги, как многие делают и думают, что мы тоже лишь к этому стремимся. Многие думают, что у Андрея богатые родители, я это регулярно слышу, что он мажор, родители богатые и все такое, они ему все дали.

Это на самом деле неправда. У нас не так много что есть, но всего, что у нас есть, Андрей добился сам, никаких денег мы ни у кого не брали, ни я у родителей, ни Андрей.

Нам нравится этим заниматься, хотя на видео мы тратим много своих средств. В принципе, на эту сферу мы тратим много, я думаю, это понятно, что на бодибилдинге особо денег не заработаешь, как многие считают. Поэтому все, что зарабатывается, то и вкладывается. Возможно, мы достигнем того уровня, когда сможем покупать недвижимость.

Все это пока в перспективе, потому что сфера фитнеса и бодибилдинга очень интересная, но если ты хочешь реально зарабатывать огромные деньги, то это невозможно в нашей стране. Либо ты должен на другом уровне организовывать что- то, спортивное питание реализовывать. И даже дистрибьюторы спортивного питания, владельцы фитнес-клубов говорят, что все равно это пока не так окупается, есть сферы деятельности гораздо более прибыльные.

Как ты думаешь, возможно, что у нас будет такое время, когда достойный спортсмен получит такой контракт, как, допустим, у Ларисы Рейс? Мы ее в интервью спрашивали, она сумму не назвала, но сказала, что у нее очень достойный контракт с Nutrex. Она получает зарплату ежемесячно. За каждое выступление, которое у нее не запланировано, ей платят еще дополнительно.

Думаю, что не скоро.

Почему? Людей-то много в залах.

Людей в залах много, да. Но индустрия еще только развивается. Не знаю, может, в менталитете проблема.

В менталитете владельцев бизнеса?

Спонсоров, наверное.

Чего же они ждут?

Они ждут как можно большего за как можно меньшую сумму. Хотя, может быть, у них у самих нет больших сумм, я же этим не занимаюсь, мне тяжело судить о том, о чем я не знаю. Я не знаю, как у них это происходит в плане реализации спортивного питания. Думаю, что тоже не все так просто. Если была бы возможность платить деньги, наверное, они платили бы спортсменам за представление бренда. Это не скоро все разовьется.

Спасибо! Желаем здоровья, удачи вам от нашей редакции. Продолжайте радовать нас новыми проектами и победами, потому что нам нужны такие примеры здоровой семьи, их мало на самом деле.

Спасибо! Я очень благодарна Андрею, что он в свое время отговорил меня выступать, я ведь хотела выступить, в «бикини» пойти. Но мы решили, что чемпион в семье должен быть один.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*