Часть 2: Эксперимент

Эту часть главы я пишу, находясь в больнице с диагнозом «двухсторонняя пневмония», куда был экстренно госпитализирован по прилету из Беларуси. Это событие не позволило мне полноценно закончить эксперимент и оценить спортивную форму после четырех месяцев тренировок в статодинамике соло. Последняя, съемка где ее(форму) можно увидеть была сделана с Михаилом Кокляевым на его канале «Реальная качалка» после трех месяцев тренировок в СТД(статодинамике). Что тут поделаешь? «Человек предполагаем, а Бог располагает».



На начало третьего месяца я был полон оптимизма, но, конечно же, хотелось получить очередную порцию мотивации и заряда. Было понимание того, что я нащупал интенсивность и подобрал объем тренировочной нагрузки, но нужна новая информация.

Странно, но видимо мои попытки найти ответы на вопросы не остались без внимания фитнес сообщества и стали появляться робкие статьи об эффективности статодинамики. Разночтения касались только относительно уровня интенсивности нагрузок и она обозначалась в 50% от 1пм. Поиски ответов продолжались.

Я смог препарировать статодинамику максимально и уже понимал, если я ограничен интенсивностью, то впереди меня ждет атрофия гмв. Но все же идет из головы и нужно себя убедить(желательно не при помощи медитаций, что есть способ удерживать объем гмв при низкой интенсивности тренинга) . В учебнике спортивной физиологии Солодкова и Сологуб, я наткнулся на главу 5.3 «Одиночное и тетаническое сокращение. Электромиограмма». Электромиограмма(эмг)-кривая записи электрической активности целой мышцы. Вот выдержка из этой главы.

Форма эмг отражает характер работы мышцы. Чем больше внешняя нагрузка и сила сокращения мышцы, тем выше амплитуда ее эмг.

При выполнении спортсменовм сложных действий можно видеть на полученных эмг кривых не только характер активности отдельных мышц, но и оценить моменты и порядок их включения в различные фазы двигательных актов. По мере развития утомления при той же величине мышечного усилия амплитуда эмг нарастает.

Это связано с тем, что снижение сократительной способности утомленных двигательных единиц компенсируется нервными центрами вовлечением в работу дополнительных двигательных единиц, то есть путем увеличения количества активных мышечных волокон. Кроме того, усиливается синхронность активности двигательных единиц, что так же повышает амплитуду суммарной эмг.

Вывод напрашивался сам собой: это отказ, максимально почувствовать эту тонкую грань физиологического, а не психологического отказа и дойти до нее. По-прежнему выдерживал время подхода около 40 секунд, но за счет координации смог интенсифицировать нагрузку не изменяя вес. Делая приседания со штангой я переносил вес на пятку и по сути балансировал на ней, а с точки зрения ощущений как будто снаряд стал тяжелее на 20-30%(пытаться это делать со снарядом в 70-80% от 1 пм не нужно).

Как бы это не выглядело смешно, но первые 2-3 повторения каждого подхода я делал с закрытыми глазами, что бы акцентироваться на биомеханике мышечного сокращения. Делая жим штанги лежа, я свожу локти, а не жму вверх и так практически во всех упражнениях.

Еще одно новшество-это попытка снизить общую нагрузку на организм (под контролем чсс и давление) и на ссс в целом, я начал делать упражнения сидя, что бы не задействовать стабилизирующие массивы больших мышечных групп.

Сгибание рук с гантелями, различные махи гантелями, и прочие упражнения я делал только сидя и замеры артериального давления и пульсовой зоны показали снижение этих значений. Как это ни странно, но при тренировках в статодинамике для меня стали более значимы различные вектора направления движения снаряда. Это опять же является козырем, который нужно и можно разыгрывать при ограничениях нагрузок, то есть, сохраняя технику выполнения движения найти максимально эффективную траекторию движения.

Выводы. На начало эксперимента мой вес составлял 115 кг при достаточно низком проценте подкожного жира( около 10-11%). Через три с половиной месяца вес был примерно таким же, но с большим процентом подкожного жира(13-14%). С точки зрения мышечной массы- произошла (минимальная) потеря объемов широчайших и грудных мышц, но я это отношу к позднему осознанию нюансов тренировки этих мг. Снижение силовых показателей произошло однозначно, но оценить их не представляется возможными.

Увеличение % подкожного жира по-моему связана с уменьшением интенсивности и объемом тренировочной нагрузки и полным исключением кардио из тренировок.

В итоге, мой вердикт таков.

Тренируясь только в статодинамическом режиме, возможно удержать имеющуюся мышечную массу, а при генетически не выбранном потенциале роста и увеличение мышечных объемов.

Не знаю, удалось ли мне убедить вас в этом или нет, да и не было такой задачи. Задача состояла в том, что бы найти ответ на вопрос: «Окончателен ли приговор, когда врач запрещает тренироваться с привычной интенсивностью нагрузок или нет»? В своем конкретном случае, я даю ответ -«НЕТ, это не приговор». Я буду тренироваться и искать возможность сохранять мышечную массу, а возможно даже и увеличивать ее. Теперь придется вернуться немного назад и рассказать об истинных мотивах моего эксперимента.

В детстве я перенес ревматизм первой степени с осложнением на сердце. К сожалению, ничто не проходит бесследно.

Четырнадцатого декабря 2015 года во время проведения эхокардиографии мне поставили неутешительный диагноз-порок клапана аорты, гипертония (суточный мониторинг показал среднее значение СД -160 мм) и расширение аорты в области синусов до 45 мм.

На тот момент я уже периодически испытывал сердечную недостаточность, что выражалось в тяжелой одышке и резким снижением работоспособности, но я это списывал на, что угодно, но не на работу сердца. Сделав повторные исследования в другой клинике, я получил диагноз, как под копирку, только во втором случае аорту намерили 46 мм, при и норме 34 мм.

Разумеется, был выдан запрет на любую физическую деятельность и рекомендованы прогулки в парке, плавание брасом и прочие радости пенсионера. Мне пришлось консультироваться не только с кардиологами, но и с людьми(я их считаю друзьями), которым я доверяю и прислушиваюсь к их мнению.

Спасибо Михаилу Гаманюку, Дмитрию Яковине и Андрею Золотареву из Нижнего Новгорода, которые меня консультировали, верили и помогали в минуты отчаяния, а их было не мало. Были прописаны бета- адреноблокаторы , для нормализации АД и на это ушло почти месяц, с выходом на максимальные дозировки.

Если говорить о срочности проведения операции по замене клапана, то она определяется качеством жизни и работоспособности и это хорошо, так как изменение состояния здоровья с точки зрения сердечной деятельности можно достаточно корректно оценивать и есть время для принятия решения. Плохая новость- это возможный разрыв аорты, на который отреагировать не получится.

Понятно, что это может произойти при резком повышении артериального давления и именно поэтому я с лечащим врачом определил максимальное значение систолического давления, как 150 мм. Нужно отметить, что за все это время давление сразу после упражнение не превышало 140 мм.

Когда я говорил о том, что эксперимент будет проводиться без нарушений интенсивности нагрузок( в сторону увеличения), я подразумевал, что для меня это смертельно опасно, а доказывать свою точку зрения ценой жизни я не готов. Почти месяц у меня ушло на понимание того, почему же я начинаю увеличивать % подкожного жира, так как я очень хорошо умею манипулировать диетой и держать форму. Первое, что пришло в голову –это из-за полного отказа от любых жиросжигающих агентов, (так как все они в той или иной степени приводят к повышению АД и отказа от кардио), но все это я скомпенсировал диетой и все -равно продолжал заплывать.

Эврика, и почему я так долго не мог додуматься, что все дело в приеме бета-адреноблокаторов. Эти препараты снижают чувствительность к катехаломинам не только в клетках сердца, но и в жировой ткани. В учебнике Барановского я нашел цифру снижения уровня основного обмена при приеме этих препаратов на 10-15%( а я сижу на максимальных дозировках).

Все потихоньку начинало вставать на свои места. Вырисовывалась более или менее стройная система тренировок и питания при таком диагнозе.

Но, то что я удержал(почти) мышечную массу и при этом не умер в буквальном смысле, не означало, что я могу рекомендовать этот тип тренировок людям имеющим похожие ограничения. Необходимо проведение эхокардиографии, для контроля ключевых показателей и их оценки. Если мои тренировки привели к дальнейшему увеличению размера аорты, то значит у меня не получилось и операция уже скоро. Жизнь внесла коррективы сама и на фоне тяжелой двухсторонней пневмонии перенесенной на ногах врачи прослушали четкую аритмию.

ЭКГ –показала мерцательную аритмию. К сожалению, на сегодняшний день аритмию не удается победить, но врачи принимают все необходимые меры, что бы вернуть ритм сердцу, а лимит средств далеко еще не исчерпан.

Разумеется, была проведена эхокардиография и (о чудо) за три с половиной месяца

Не произошло никаких негативных изменений в сердечной мышце. У меня получилось.

Я прогнозирую в ближайшее время рост интереса к такого рода тренировкам и мы увидим «специалистов» , которые за деньги ( потому что это действительно востребованный тип тренинга у взрослых, состоятельных и состоявшихся людей) будут раздавать рекомендации и писать программы, хотя еще пол года назад они и не слышали о статодинамике, но здесь можно заработать и это суровая правда жизни.

Я же делал и делаю это не за деньги, а потому что я верю и нашел для себя(возможно и ошибочные) объяснения работоспособности этой методике тренировок, да и других вариантов у меня просто нет.

У меня же теперь новая задача- найти способ вернуть форму после перенесенной пневмонии и излечения от аритмии и конечно я буду искать способ вернуться и делать, то что я люблю и, как мне кажется, умею.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*